14 сентября 2011

Алексей ЭТМАНОВ: «Наш электорат – трудящиеся этой страны»

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Алексей Этманов идёт на выборы на спискам «Справедливой России»

Сегодня имя российского тред-юниониста, рабочего завода «Форд» во Всеволожске, Алексея ЭТМАНОВА не сходит с отечественных и зарубежных новостных лент. Алексей, знаковый общественный деятель, основатель и многолетний лидер одного из самых боевых профсоюзов страны, намерен баллотироваться в Госдуму и в Ленинградский областной ЗакС по спискам «Справедливой России».

Почему именно теперь, почему именно от этой партии? Как избирательная кампания Этманова сопрягается с текущими задачами профсоюзного движения? Поддерживают ли будущего законодателя его товарищи? За комментариями Артель аналитиков обратилась к самому герою событий.

— На этапе создания и попытки зарегистрировать партию РОТ ФРОНТ вы были одной из ключевых фигур данной организации. Какая ситуация на этом фронте сегодня? Почему не удалось довести дело до конца?

— Я и сейчас являюсь членом Российского Объединённого Трудового Фронта. Но зарегистрировать организацию как партию действительно не удалось. У нас такая интересная демократия в стране, что только проекты, созданные наверху, проходят все эти формалистские препоны. Хотя, по сути, должна быть уведомительная регистрация. В отношении нас была дана команда «не пущать», применялись всевозможные абсолютные тупые методики, чтобы мы как партия не смогли участвовать в выборах.

— А если бы всё-таки удалось зарегистрироваться – чьи голоса на выборах вы хотели бы или рассчитывали получить?

— Наш электорат – это просто трудящиеся этой страны. Люди, которые собираются что-то менять в своей жизни и не хотят оставаться на обочине. Но говорить о том, что мы отняли бы у кого-то те или иные голоса, неправомерно. Мы забрали бы свои!

— Совсем недавно вы сложили с себя полномочия лидера профсоюзной организации завода «Форд» во Всеволожске, но остаётесь руководителем Межрегионального профсоюза работников автопрома. Что это за союз, кого он объединяет?

— Межрегиональный профсоюз автомобильных рабочих был создан в своё время двумя организациями: первичной организацией на «Форде» и первичной организацией «Единство» на АвтоВАЗе (Тольятти). Учредительная конференция прошла летом 2006 года, зарегистрироваться удалось только с третьей попытки, в феврале 2007-го. Сейчас МПРА — это 18 организаций, около четырёх тысяч членов. Основное направление – рабочие автомобильного сектора и комплектующих; кроме того, мы расширили устав, и к нам могут присоединяться рабочие химической, энергетической промышленности. Состоят у нас те, кого принято называть свободными,  то есть, те организации, которые не подконтрольны ни работодателю, ни властям любых уровней. Мы, в свою очередь, входим в Конфедерацию труда России.

Собрание профсоюза рабочих «Форда»

— Какие цели и задачи вы перед собой ставите в нынешних условиях?

— Цель одна: человек труда должен жить хорошо, работать безопасно, и государство по отношению к нему должно выполнять свои обязательства по социальной ответственности. Поэтому наша первейшая задача – научить рабочих, трудящихся использовать наше трудовое законодательство для защиты своих законных прав и интересов. Перестать бояться, научиться рабочей демократии, самим создавать и контролировать деятельность рабочих организаций. Это такой демократический и в то же время самодостаточный анклав; если он находится под контролем рабочих, то он никогда не предаст их интересы.

Алексей Этманов руководит Межрегиональным профсоюзом работников автопрома

— А как сейчас обстоят дела у вас на «Форде»? Грядёт ли новая забастовка?

— На «Форде» сегодня не за что бастовать. У нас единственный коллективный договор в России, где прописано гарантированное ежегодное увеличение зарплаты на два с половиной процента сверх общероссийской инфляции. То есть, какая бы ни была инфляция, наши рабочие получат своё. Нам теперь не нужно выходить с требованием повышения зарплаты на 20, на 30 процентов – всё это будет начисляться автоматически.

— Наверное, это и есть в определённом смысле задача, по крайней мере, локальная?

— Да, у нас в профсоюзе как раз идёт кампания за то, чтобы по образцу и подобию фордовского контракта все наши организации стремились заключить и у себя подобные договоры. Буквально на днях в «Кинель-агропласте» под Самарой заключили договор – конечно, не настолько успешный, но всё-таки. Пока это только третий договор в нашем профсоюзе. Ещё один договор заключён в Ярцево Смоленской области; нельзя сказать, чтобы он был особенно в пользу рабочих, но, во всяком случае, он там есть. Сейчас рабочие, конечно, будут вести кампанию по его перезаключению, и за базовый вариант уже будет браться фордовский.

— А вы тем временем взяли курс на вхождение в законодательную власть?

— Я возглавлю список кандидатов от «Справедливой России» на выборах в Законодательное собрание Ленобласти и войду в первую тройку региональной части списка на выборах в Госдуму. Вице-председатель МПРА Пётр Золотарёв пойдёт по спискам Самарской области. Со «Справедливой Россией» на сегодня мы имеем чёткие договорённости о включении в избирательные списки на достаточно проходные места представителей трудящихся, членов нашего профсоюза.

— Не секрет, что вас часто приглашали, агитировали избираться в органы власти разного уровня, от разных партий, но вы, кажется, всегда от этого дистанцировались. А теперь согласились, почему?

— Вы знаете, до сего момента мы никогда ещё не вели серьёзных переговоров по участию в избирательных кампаниях. Только однажды, во Всеволожске, мы шли по спискам КПРФ в органы местной муниципальной власти. Это был первый опыт; мы посмотрели, как это происходит. Есть статья «Синева выборов, или Кто делает политику в России?», там подробно всё описано. Опыт получили, безусловно, бесценный: посмотрели, как «ЕдРо» покупает алко- и наркозависимых, чтобы, пользуясь их голосами, манипулировать нормальными людьми в этой стране. Из шести человек в депутаты у нас прошло двое, а конкретно по фамилии «Этманов» была дана разнарядка ни в коем случае не пропустить. Я не жалуюсь, это просто констатация фактов. Мы делаем своё дело, и мы увидели, с чем необходимо бороться. Но серьёзных обсуждений выхода нашего профсоюза на значимый, перспективный уровень (в контексте выборов. – S. N.) с какой-либо политической партией никогда не было.

Рабочие профсоюзы всё чаще выдвигают антикапиталистические требования

— Я правильно понимаю: это первое по-настоящему серьёзное предложение?

— Во-первых, здесь получилось обоюдное желание. Мы уже созрели для того, чтобы участвовать в законотворчестве. И большинство положений предвыборной платформы «Справедливой России», касающихся производственной демократии, вошло туда с нашей подачи. Некоторое время назад, когда мы поняли, что в нынешнем трудовом законодательстве мешает трудящимся, то, обсудив эти проблемы у себя в профсоюзе, мы вывели ряд поправок, которые направили в две партии: в «Справедливую Россию» и в КПРФ. И единственная партия, которая эту тему отработала, положила в основу своей предвыборной платформы, отправила в виде законопроекта в Государственную Думу, — это была «Справедливая Россия». Поэтому сейчас мы уже выходили на конкретную партию, к конкретным людям и обсуждали конкретные вопросы. Мы встречались с Сергеем Мироновым и с Николаем Левичевым.

— Если вас выберут, вы действительно готовы реально работать, не отступая от своих принципов?

— Знаете, мы последние шесть лет достаточно реально работаем, для того чтобы организовывать нормальные профсоюзы, и чтобы они улучшали жизнь трудящихся на конкретных рабочих местах. Мы видим, что нам мешает в этом направлении. Поэтому мы готовы реально работать по изменению той ситуации, которая касается и трудовых прав, и прав социально незащищённых слоёв населения.

— Вы считаете, «Справедливая Россия» в её нынешнем формате – оппозиционная партия?

— Думаю, да. Этот подарок сделали Тюльпанов со товарищи, когда отозвали Миронова из Совета Федерации. И это ещё один из факторов, почему мы решили обсуждать совместную работу с этой партией. Наверное, сегодня невозможно играть на оппозиционном поле и не противостоять «Единой России».