28 января 2011

Нет города в списке – нет проблемы

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Выступив с инициативой исключения Санкт-Петербурга из списка исторических поселений России, губернатор Валентина Матвиенко затмила, по крайней мере, на региональном уровне все остальные новости вместе взятые. Однако ворох эмоций и лавина высказываемых мнений, касательно мотивации Смольного и прогнозируемых последствий содеянного (если просьба будет удовлетворена), не дают сколько-нибудь чёткой картины. При всей, на первый взгляд, простоте логической цепочки, суть проблемы ускользает.

В целом мире нет красивее Ленинграда моего

Напомним, в качестве основной причины требования или просьбы, вызвавшей такой переполох в умах, губернатором указывается «необходимость согласования градостроительной документации с федеральной службой по охране культурного наследия». По версии Валентины Матвиенко, такой порядок изрядно затрудняет реализацию инвестиционно-строительных проектов на территории мегаполиса, а значит, городской бюджет лишится новых поступлений, пострадает, в первую очередь, социальная сфера и т.д.

Петербуржцев шокировал снос домов на углу Невского проспекта и улицы Восстания

При внимательном рассмотрении, комментарии и отклики по теме, которыми забита в эти часы вся сеть – как блоги и интернет-сообщества, так и информационные ленты, — оказываются, увы, не очень внятными и малосодержательными. Создаётся ощущение, что люди в большинстве своём обсуждают «то, не зная что», тем не менее, высказывая приличествующее случаю «доколе?!». Комментаторы оперируют глаголами «вычеркнуть», «секвестировать», «ужать», имея в виду пресловутый список исторических городов России, — хотя на самом деле, очевидно, проблема не только и не столько в списке, который существовал давным–давно, и на который, судя по всему, никто до сих пор особо не ориентировался.

Первый подобный перечень из 115 пунктов был составлен и утверждён ещё в год столетнего юбилея Ленина, и, кроме Ленинграда, в этот документ входили отдельными строчками Пушкин, Павловск и Петродворец (забавно, кстати, что годом основания северной столицы в этом документе указан 1708-й).

Глава КГИОПа вынуждена была признать, что дома на углу Невского проспекта и улицы Восстания «сносили варварскими методами»

Редакция списка, действовавшая до недавнего времени, была принята как приложение к федеральной целевой программе «Сохранение и развитие архитектуры исторических городов (2002—2010 годы)» и насчитывала 466 пунктов, причём в раздел «Санкт-Петербург» были добавлены также Колпино, Ломоносов и Кронштадт – всего семь пунктов, включая сам мегаполис. Города при этом делились на четыре категории: мирового, российского, регионального значения и «прочие».

Переломный момент, как считают многие эксперты, наступил осенью прошлого года, когда был опубликован совместный приказ, подписанный в июле министрами культуры и регионального развития, согласно которому, перечень исторических поселений страны сокращался более чем в десять раз. Теперь реестр, требующих особой заботы и внимания, в плане сохранения культурного наследия, городов и городков свободно умещается на одной странице и содержит всего 41 пункт.

Так производилась «разборка» зданий

Заметим, никакой волны народного возмущения после публикации этого приказа, де-юре лишившего статуса «исторических поселений» более 400 городов России, не наблюдалось. Притом, что, как справедливо заметила Валентина Матвиенко, из списка исчезли Москва, Псков и даже Великий Новгород, — но город на Неве, однако, уцелел (см. п. 28).

Чтобы понять, из-за чего такой скандал разгорелся сегодня, придётся вернуться на год назад – именно тогда премьер-министр Владимир Путин подписал постановление российского правительства, которое обязывает чиновников так называемых исторических поселений согласовывать проекты генеральных планов, а также «градостроительных регламентов, устанавливаемых в пределах территорий объектов культурного наследия и их зон охраны» с Росохранкультурой. Здесь, собственно, собака и зарыта.

Дом на углу Невского и улицы Знаменской. Начало ХХ века

Не совсем, правда, ясно, почему заинтересованные лица не пытались оспорить заявленный порядок согласования раньше, если полагали его столь «губительным» и «абсурдным»? Или надеялись, что их город/ регион не попадёт в новый список исторических поселений?..

Ни вреда, ни пользы

Наиболее взвешенно, на наш взгляд, ситуацию c «десятикратным урезанием» прокомментировал координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин, который считает, что возникла путаница с терминами и в данном случае речь не идет об «исключении» или «секвестировании». По оценке Рахматуллина, предыдущий список исторических поселений формировался по принципу «все города, в которых есть памятники», а нынешний — включает те объекты, где федеральная власть берёт на себя обязанность согласовывать градостроительные регламенты, в этом и разница.

«Проблема исторических поселений очень сложна, в первую очередь, из-за размытых юридических формулировок», — объясняет со своей стороны депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Справедливая Россия») Алексей Ковалёв.

Снос дома №55 по Невскому проспекту (стиль эклектика, XIX век), где в начале ХХ века размещалось Петербургское шахматное собрание

В то же время, по его мнению, статус исторического поселения никак не влияет на возможность освоения территории инвесторами: просто при подготовке градостроительной документации сначала должен быть составлен историко-опорный план, а все регламенты, относящиеся к грядущему строительству, придётся согласовывать с федеральными органами охраны памятников.

Так или иначе, между строк угадывается, что «договориться они в любом случае смогут»… Для чего же тогда Смольному требовать непременного изъятия Петербурга из списков, априори (неважно, удовлетворят просьбу или нет) навлекая на себя возмущение неравнодушных граждан? Или, там, наверху, просто не разобрались?

Дом №59 по Невскому проспекту, построенный в первой четверти XIX века, был снесён по распоряжению правительства Валентины Матвиенко

На этом фоне несколько удивляет параллель, вернее, прогноз дальнейшего развития событий, приведённый сопредседателем петербургского отделения ВООПИК Маргаритой Штиглиц: «Затем можно пойти дальше – исключить Петербург и из списков Всемирного наследия ЮНЕСКО, поскольку чиновникам и с ними будет сложно согласовывать», — сетует она. Причём тут ЮНЕСКО, если речь идёт о взаимоотношениях «регионы — федеральный центр»? И какие документы исполнительной власти нашего города необходимо согласовывать с названной международной организацией хотя бы в теории? Или главное в комментарии Маргариты Штиглиц — ирония и сарказм? Впрочем, руководитель Общества охраны памятников микширует свой посыл, добавляя, что, в общем и целом, «этот подход облегчает политику, неблагоприятную для исторического центра. Не могу сказать, что всё это направлено во вред Петербургу, но и пользы от этого не будет…»

Дом №59 по Невскому проспекту в начале ХХ века

Подлог федерального значения

При этом уже упомянутый координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин уверен, что корни происходящего следует искать в конфликте вокруг «Охта-центра» — дескать, питерский губернатор больше «не хочет, чтобы федеральные органы вмешивались в её градостроительную политику». Возможно, и впрямь в этом дело, хотя было бы наивно полагать, что  пойдя навстречу Валентине Матвиенко, и вычеркнув Петербург из списка исторических городов России, центральная власть абсолютно дистанцируется и перестанет контролировать реализацию сколько-нибудь крупных инвестиционных проектов на берегах Невы.

На «восстановленном» доме №59 появился какой-то «парник»

Вопросов больше, чем ответов, а тем временем петербургские градозащитники уже направили в Генеральную прокуратуру и в Министерство культуры РФ требование «принять меры» под заголовком «О заведомо ложных сведениях, содержащихся в обращении Матвиенко В.И.».

В частности, авторы письма генеральному прокурору считают недостоверной информацию из обращения Валентины Матвиенко к Владимиру Путину: «… в историческом центре уже действуют режимы зон охраны, что, по мнению вице-губернатора (Игоря Метельского – Ред.), устанавливает двойное регулирование и «может привести к противоречиям».

Опровергая этот тезис, градозащитники указывают, что целый ряд положений закона Санкт-Петербурга от 19.01.2009 № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия… и режимах использования» на основании судебных решений были признаны недействующими с момента принятия.

В годы губернаторства Валентины Матвиенко была уничтожена Пробирная палата на канале Грибоедова

Кроме того, проведенная антикоррупционная экспертиза выявила в городском законе от 20.07.2006 № 400-61 «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности» наличие «коррупциогенных факторов». В связи с чем, Горпрокуратурой вынесено соответствующее требование № 7/4-12/9-2010, и Законодательное собрание Санкт-Петербурга приступило к переработке нормативно-правового акта.

«Как установлено судом, при принятии нормативно-правовых актов, определяющих режимы зон охраны на территории Санкт-Петербурга, было допущено преступное нарушение порядка их согласования. Таким образом, собственная нормативная база, якобы имеющаяся в Санкт-Петербурге, к которой губернатор Матвиенко В.И. апеллирует в своем послании к премьер-министру, представляет собой не что иное, как подлог федерального значения», — подытоживают градозащитники. И требуют провести проверку, а также «дать правовую оценку содержанию рассматриваемого обращения Матвиенко В. И. , как противоречащего действующему законодательству, международным обязательствам РФ и наносящего вред законным интересам населения Санкт-Петербурга».

Угроза сноса нависла над Трамвайным парком на Васильевском острове, который признан памятником промышленной архитектуры, и где находится Музей городского электротранспорта

О реакции генпрокурора Юрия Чайки мы вскоре узнаем. И всё-таки – действительно ли столь страшные последствия для нашего города и для страны влечёт за собой потенциальное лишение северной столицы 28-го места в «историческом» списке? Ну, был 41 город – останется сорок, для ровного счёта. Это же только формальность. Или нет?

Артель аналитиков обратилась за комментариями к экспертам.

Алексей ЯРЭМА, руководитель градозащитной группы «Экологии рядовой архитектуры»: «Чиновники ведут себя, как свинья под дубом».

Yarema— Данное обращение Матвиенко следует рассматривать как наглый демарш, вызов, брошенный всей культурной общественности города и страны, современным градозащитникам и людям, восстановившим этот город по окончании II Мировой войны.

Лавинообразное уничтожение подлинного Петербурга стало реальностью именно при Матвиенко. 170 уникальных исторических зданий, утраченных за семь лет её правления в городе, — это результат чёткой, продуманной политики Смольного, направленной на обслуживание интересов крупного капитала и собственных коррумпированных чиновников. Нигде так и не опубликованное письмо Путину — далеко не первая инициатива питерского губернатора по облегчению процесса стирания Петербурга с лица земли.

Свою административную карьеру в Петербурге Валентина Матвиенко начала со сноса гостиницы «Англетер» в 1987 году, что вызвало многотысячные несанкционированные акции протеста — тогда власти ответили вводом в город внутренних войск и жестоким разгоном демонстраций на Исаакиевской площади. В прошлом году Валентина Ивановна прославилась тем, что инициировала попытки Метельского и Дементьевой пролоббировать в Госдуме внесение поправок в 73-й закон, которые позволили бы произвольно уродовать и сносить памятники архитектуры.

Современная политика Смольного не имеет ничего общего ни с «экономическим процветанием», ни с «повышением инвестиционной привлекательности», ни тем более с интересами охраны культурного наследия. Единственная её цель — извлечение максимальных сверхприбылей и откатов прямо сегодня, сейчас, не оглядываясь в прошлое города и не задумываясь о том, что его ждёт в будущем. Наживаясь на разрушении не ими созданного, смольнинские чиновники во главе с Матвиенко ведут себя, как свинья под дубом, уничтожая то, на чём город как раз мог бы заработать как культурный центр, уникальный мегаполис, сохранившийся во всей полноте своей исторической среды.

Оксана ДМИТРИЕВА, депутат Госдумы, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия»: «В Санкт-Петербурге должен быть обеспечен жёсткий контроль над принятием любых решений в области градостроительства».

Dmitrieva-2— Я считаю, что определение списка исторических поселений и обязанность согласовывать градостроительную документацию с Росохранкультурой является абсолютно правильным решением, которое позволяет остановить процесс разрушения городов с высокой долей исторической застройки. Мы видели, к чему приводит  вседозволенность в вопросах сохранения культурного наследия: к разрушению исторических зданий, нарушению высотного регламента и городских панорам Санкт-Петербурга. Позиция Росохранкультуры по таким вопросам всегда была более принципиальной, чем позиция региональных органов власти.

Именно вмешательство представителей федерального уровня — позиция Президента РФ, Министра культуры и Росохранкультуры — имели решающее значение в борьбе против строительства в Санкт-Петербурге «Охта-центра». Кроме того, исключение Санкт-Петербурга из перечня исторических поселений также может иметь международное значение и стать основанием для последующего исключения исторического центра Петербурга из перечня объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Ради чего? Ради того, чтобы  облегчить путь застройщику и инвестору?

В Санкт-Петербурге должен быть обеспечен жёсткий контроль над принятием любых решений в области градостроительства, причем контрольные функции должны осуществляться с привлечением экспертов и специалистов, полностью независимых как от власти города, так и от тех или иных лоббистов. Это принципиальный вопрос, и наша партия просит представителей градозащитных организаций, общественных объединений и политических партий определить отношение к этой проблеме и высказать свою позицию.

Светлана БРЕСТОВИЦКАЯ, лидер инициативной группы домов 21-29 по Тележной улице Центрального района Санкт-Петербурга: «Надо создать ещё десять списков, чтобы защитить наш город!»

— Несмотря на то, что Петербург уникален по своей значимости, несмотря на то, что он включён и в Список исторических городов России, и в Список всемирного наследия UNESCO, его продолжают целенаправленно разрушать. Власти не считаются с законами, уничтожая как всемирно известные памятники, так и уникальную фоновую застройку — а ведь именно она создаёт лицо города, делая Петербург Петербургом. Послание Матвиенко Путину — это, прежде всего, неуважение к памяти тех, кто погиб в блокаду, отстаивая город ценой своих жизней.

Прямо сейчас готовится к сносу сразу полквартала — семь домов в одном квартале от Невского, на Тележной улице, а также другие дома в Центральном районе, который весь входит в зону охраны памятников. Мы, коренные петербуржцы, протестуем против этого варварства и считаем, что надо не исключать наш город из Списка исторических, чтобы облегчить варварам его уничтожение, а создать ещё десять списков, чтобы защитить Петербург! Остановить чиновников и коммерсантов, которые ради прибыли убивают наш с вами город, надо любой ценой.

От Артели аналитиков

За годы губернаторства Валентины Матвиенко только на Невском проспекте были снесены четыре исторических здания: дома 55, 59, 89, 114 и 116 (угловой дом на улице Восстания (Знаменской). Сейчас на Невском проспекте сносится дом №68.


  • Михаил Дружининский

    Жаль, что до тебя не дошло наше обращение к презитенлу РФ Дмитрию Медведеву от 20 января 2011 года. Тогда бы было яснокто является инициатором конфликта. Он выставлен на моем сайте «вконткакте.ру». С уважением Михаил Дружининский